Е. В. Додин доказательства административном процессе юридическая литература - страница 4

ПНР, ГДР, ЧССР) приближаются к общественным органам, поскольку осуществление функций правоприменения лицами, работающими в этих странах, производится главным образом безвозмездно.

6. ^ Принцип объективной истины. Этот принцип представляет собой одно из важнейших начал административного процесса. Свое социальное назначение административный процесс в полном объеме выполняет только в том случае, если применение правовых норм основано на глубоком и всестороннем изучении относящихся к делу обстоятельств, т. е. в случае установления истинного положения дела. Обязательность установления истины— первоочередное и необходимое требование, без выполнения которого невозможно правильное, эффективное и целесообразное проведение административного процесса1.

Принцип объективной истины предполагает, что деятельность органов управления подчинена требованию глубокого и всестороннего изучения обстоятельств дела в ходе применения административно-правовой нормы. Поэтому законодатель, определяя обязанности органов, принимающих участие в административном процессе, требует от них принятия мер по установлению объективной истины.

Еще с большей силой требование о всестороннем и глубоком изучении всех обстоятельств дела перед принятием решения прозвучало на XXIV съезде партии. Съезд обратил внимание руководителей организаций на их ответственность за всестороннюю обоснованность принимаемых или предлагаемых решений.

Принцип объективной истины в административном процессе следует рассматривать как обязанность всех уполномоченных на ведение процесса органов глубоко и всесторонне исследовать все обстоятельства, обусловившие правоприменительную деятельность.

1 В. И. Ленин в разделе «Существует ли объективная истина» книги «Материализм и эмпириокритицизм» называет объективной истиной такое содержание человеческих представлений, «...которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества...» (В. И. Ленин, Поли, собр соч., т. 18, стр. 123). Следовательно, объективная истина — это содержание человеческих знаний.

37

Принцип объективной истины в административном процессе обусловлен задачами по организации наиболее целесообразной, оптимальной и основанной на законе деятельности государственного управления, а также задачами по охране и обеспечению прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций.

В. И. Ленин, подчеркивая особенности деятельности административных органов, по сравнению с органами прокуратуры, обращал внимание на то, что управленческие органы судят не только с точки зрения законности, но и с точки зрения целесообразности1. Целесообразность— неотъемлемое качество деятельности органов управления, вытекающее из оперативной их самостоятельности. «Целесообразность практических действий, по справедливому мнению П. Е. Недбайло, является важнейшей частью руководства». Она, — продолжает П. Е. Недбайло, — состоит в том, «что государственное учреждение вправе и обязано производить выбор путей и средств исполнения законов и других правовых актов и самостоятельно решать вопрос о способах применения правовых норм с учетом условий места и времени в каждом конкретном случае»2.

Целесообразность административного процесса предполагает не только возможность поиска и оценки необходимых доказательств по делу, но и возможность выбора процедуры применения административно-правовой нормы. Так, ст. 13 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1961 г. «О дальнейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном порядке» перечисляет круг органов и лиц, правомочных налагать штрафы без обращения в административные комиссии. Вместе с тем законодатель предусматривает возможность передачи материалов, оформленных уполномоченными органами, на окончательное разрешение административной комиссии. Такая же возможность предоставляется, например, начальнику отдела внутренних дел при рассмотрении материалов о мелком хулиганстве. Он может либо самостоятельно принять меры в отношении правонарушителя, либо передать материалы

1 В. И. Ленин, Поли. собр. соч., т. 45, стр. 198—199.

2 П. Е. Недбайло, Применение советских правовых норм, стр. 197.

38

В народный суд. При решении вопроса об избрании процедуры воздействия на правонарушителя, начальник органа исходит из целесообразности той или иной процедуры для достижения наиболее оптимальных результатов при правоприменении. Поэтому развитие административно-правового и административно-процессуального законодательства представляет в значительной части процесс совершенствования процессуальных форм и средств, обеспечивающих правоприменяющим органам и лицам наиболее благоприятные условия для достижения истины.

Б. Сущность доказательств и субъекты доказывания в административном процессе

Одним из важнейших условий достижения правоприменяющим актом необходимой социальной эффективности является издание его на основе глубокого, всестороннего и объективного изучения всех обстоятельств дела. В. И. Ленин неоднократно обращал внимание на то, что выводы в теории и на практике всегда необходимо строить на глубоком изучении конкретных фактов. «...Необходимо усвоить себе ту бесспорную истину,— подчеркивал В. И. Ленин,— что марксист должен учитывать живую жизнь, точные факты действительности...»1. Поэтому независимо от того, решают ли органы управления вопрос о привлечении к административной ответственности нарушителя или рассматривают вопрос о выдаче, например, разрешения на изготовление печати или штампа, иначе говоря, независимо от того, применяется ли санкция или диспозиция правовой нормы, органы управления обязаны глубоко и тщательно изучить обстоятельства дела. Даже кажущаяся иногда относительная простота и ясность дел, подлежащих ведению управленческих органов, не могут исключить необходимости этих мероприятий.

Изучение обстоятельств административного дела осуществляется путем извлечения, накопления, хранения, переработки и соответствующей оценки информа-

1 В. И. Л е н и н, Поли. собр. соч., т. 31, стр. 134.

39

ции. Можно поэтому сказать, что по своему содержанию административный процесс представляет собой в какой-то степени процесс сбора и переработки компетентными управленческими органами необходимой для правильного разрешения конкретного административного дела информации. По своей сущности административный процесс представляет собой процесс познания. Как известно, марксистско-ленинская философия различает три основных вида познания: научное, специальное и житейское. Познавательная деятельность управленческих органов, направленная на выяснение фактических обстоятельств дела, требующего правоприменения, является специальным видом познания. Эта деятельность носит целенаправленный характер, она подчинена задаче изучения тех фактических обстоятельств дела, которые вызывают необходимость осуществления государственно-властных полномочий, выраженных в форме индивидуальных актов.

В процессе познавательной деятельности на основе собранных и изученных данных органы управления делают выводы об обоснованности издания того или иного индивидуального акта, о его содержании и характере.

Предоставление определенному кругу лиц полномочий на участие в познавательной деятельности и порядок ее осуществления определяется законодателем. Специальное познание, направленное на установление фактических обстоятельств дела получило название юридического доказывания1.

Однако в нашей правовой литературе юридическое доказывание полностью отождествляется с судебным доказыванием, с доказыванием по уголовным и гражданским делам2, вследствие чего о доказывании в административном процессе практически даже и не упоминается. Доказывание для органов управления является так же необходимым условием в деле установления истины, как и для судебно-следственных органов. Это органически связано с глубоким и всесторонним изучением конкретной ситуации. При анализе обстоятельств дела

1 См. С. С. А л ексе ев, Цит. раб._„стр. 28.

2 См. А. И. Трусов, Основы теории судебных доказательств, Госюриздат, 1960; С. О К у р ы л е в, Основы теории доказывания в советском правосудии, Минск, 1969.

40

должностные лица управленческих органов используют весь арсенал приемов и методов доказывания, представленных советской наукой. Вместе с тем нельзя забывать, что правоприменение не только вызывает юридические последствия, но и само основано на праве. Данное обстоятельство придает доказыванию в административном процессе правовой характер.

Это означает, что деятельность по сбору и исследованию доказательств по административным делам осуществляется в рамках и по правилам, установленным законодателем. С точки зрения законов мышления любое информационное, сообщение расширяет представление правоприменяющего лица об обстоятельствах дела и на первый взгляд приближает к установлению истины по делу. Но законодатель путем правового регулирования ставит определенные границы деятельности правоприменяющего лица в доказывании. Правовыми нормами определяется перечень каналов (источников), из которых может быть получена информация, порядок ее получения, форма, в которую она должна облекаться.

Необходимость такого правового регулирования процесса доказывания в административном процессе объективно обусловлена. Материальная истина, к познанию которой стремятся участники административного процесса, и в первую очередь'правоприменяющие лица, «не лежит на поверхности». Выяснение отдельных фактов и обстоятельств в ряде случаев представляет известные сложности, иногда связано с вторжением в сферу личных и имущественных интересов граждан, в сферу разнообразных интересов государственных и общественных организаций.

Оперативная самостоятельность, которой наделяются должностные лица и которая дает возможность при доказывании выбрать наиболее оптимальный (с точки зрения должностного лица) вариант действия, не тождественна свободному усмотрению. Оперативная самостоятельность создает возможность выбора служащим наиболее оптимального варианта при доказывании из'арсе-нала, установленного законодателем.

В уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном законодательстве содержатся и выделены в особую группу нормы, регламентирующие порядок деятельности по сбору и исследованию доказательств и

41

устанавливающие общие правила их оценки. В административно-процессуальном законодательстве таких систематизированных норм нет. Но отсутствие систематизированных норм не означает их отсутствия вовсе. Нормы, определяющие порядок деятельности лиц по сбору и исследованию информации об обстоятельствах дела и устанавливающие общие принципы оценки этой информации, содержатся в различных нормативных актах. В качестве примера таких норм можно указать на нормы, содержащиеся в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан», в Положениях о порядке наложения и взыскания административных штрафов, в Положении об административном надзоре органов милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, и во многих других актах. Особенно многочисленную группу актов, содержащих нормы этого вида, составляют положения и инструкции, определяющие правовой статус должностных лиц.

В теории права сложилось два подхода к объему доказывания. Одна группа авторов включает в доказывание только сбор и исследование доказательств, оставляя оценку за пределами доказывания, поскольку, по их мнению, оценка производится только по законам мышления1.

Вторая группа рассматривает доказывание как единство собирания, исследования и оценки доказательств, единство практической и мыслительной деятельности, направляемой и регулируемой в определенных пределах законом2.

Более убедительной представляется вторая точка зрения и не удиивительно, что она находит себе все больше и больше приверженцев3. Извлечение и исследование информации в процессе доказывания не является самоцелью. Она добывается для использования при вынесении решения по делу. А это становится возможным только тогда, когда наряду со сбором и исследованием ин-

1 См. С. В. К У р ы л е в, цит. раб., стр. 29.

2 См. В. Д. А р с е н ь е в, Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе, Госюриздат, 1964, стр. 14.

3 См. М. С. С т р о г о в и ч, Курс советского уголовного процесса, т. 8, «Наука», 1968, стр. 295; Р. С. Белкин, Собирание, исследование и оценка доказательств, «Наука», 1964.

42

формации одновременно идет ее оценка. Марксистско-ленинская философия всегда исходит из единства мыслительной и практической деятельности. Практика, как гласит один из фундаментальных принципов марксистско-ленинской теории познания, есть основа познания. Поэтому все стороны познавательного процесса имеют практическое происхождение, в равной мере «освещаются» практикой1.

Исследование соответствующей информации и се оценка всегда идут параллельно и неразрывно. Так же невозможно разрывать исследование и оценку полученной информации в процессе доказывания по конкретному правовому вопросу. В связи с этим доказывание в административном процессе представляет собой сложное понятие, включающее практическую и мыслительную деятельность по собиранию, исследованию и оценке необходимой для разрешения дела информации.

Процесс доказывания в административном процессе может осуществляться либо непрерывно, либо с перерывами, вызванными передачей дела для рассмотрения иному правоприменяющему лицу, либо передачей дела лицу, правомочному принять по нему окончательное решение.

Поэтому для того чтобы признать лицо субъектом доказывания, совсем не обязательно наделять его всем объемом полномочий по собиранию, исследованию и оценке необходимой для дела информации. Для этого необходимо принимать участие в доказывании либо посредством собирания, либо посредством исследования информации.

В отличие от уголовного и гражданского процессов, где круг субъектов доказывания ограничивается должностными лицами системы специально созданных органов (суда, органов следствия, прокуратуры) и лицами, заинтересованными в исходе дела, в административном процессе число субъектов доказывания значительно шире. К ним относятся должностные лица государственных и общественных органов и граждане.

Но нельзя не видеть того, что интересы и функции субъектов доказывания не равнозначны. Одни субъекты,

1 См. И. В. Бычко, Познание и свобода, Политиздат, 1969, стр. 65.

4* 43

будучи наделены государственно-властными полномочиями, несут ответственность за доказывание и его результаты. Они обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела1. Это органы управления и их должностные лица, обладающие полномочиями на применение норм административного права. Они собирают и исследуют доказательства либо на всем протяжении административного процесса, либо на какой-то определенной стадии, привлекают иных лиц к участию в процессе в качестве субъектов доказывания и, оценив собранную по делу информацию, выносят соответствующее решение.

Все остальные субъекты доказывания: 1) граждане, 2) лица, заинтересованные в результатах дела, 3) лица, обязанные представлять информацию об обстоятельствах, служадщх основанием правоприменения. И хотя они не несут ответственности за доказывание и его результаты, им не отводится роль простых созерцателей активных действий представителей субъектов первой группы. Они содействуют им в сборе и использовании информации, высказывают свои соображения об обстоятельствах дела, источниках, месте нахождения информации и т. д. Только в результате совместной деятельности всех субъектов доказывания возможно установление всех обстоятельств дела, служащих основанием правоприменения.

В. Понятие, классификация и оценка доказательств в административном процессе

Доказывание в административном процессе производится с помощью доказательств. В советской правовой

1 Так, ст. 31 Положения о комиссии по делам несовершеннолетних УССР устанавливает, что при подготовке и рассмотрении д^л (в том числе и административных) комиссия обязана точно установить возраст, занятие, условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, факт правонарушения и данные, подтверждающие его совершение; определить, были ли взрослые подстрекатели или иные участники правонарушения, и т. д. («Ведомости Верховного Совета УССР» 1967 г. №34, ст. 242).

44

науке доказательства понимаются как все фактические данные, которые используются для установления обстоятельств юридического дела в соответствии с принципом объективной истины. Следовательно, доказательства в административном процессе представляют собой фактические данные, иначе говоря, сведения о каких-то фактах (обстоятельствах дела). Отсюда вытекает и их назначение — быть средством установления сущности административного дела.

С. С. Алексеев правильно обращает внимание на то', что в нашей правовой литературе доказательства рассматриваются главным образом как средство установления истины в делах, влекущих применение правовых санкций1. Такое отношение к объему понятия доказательств объясняется общераспространенным мнением о том, что только процесс применения санкции требует доказывания, а применение диспозиции не связано с анализом фактической обстановки и глубокого изучения обстоятельств дела. Так, авторы общей теории советского права утверждают, что «в случае применения диспозиций правовых норм органами государственного управления наличие обстоятельств, к которым применима норма закона, чаще всего не вызывает сомнений. Поэтому достаточно лишь ссылки, на основании какой нормы права принят данный акт»2.

Несомненно, что значительная часть дел, связанных с применением диспозиции правовой нормы, весьма проста. Но и в этом случае отрицать необходимость исследования фактических обстоятельств дела было бы неверно. В противном случае мы бы свели должностных лиц к чисто автоматическим исполнителям законных предписаний, которые совершенно бы не нуждались в предоставлении им оперативной самостоятельности. Однако творческий, созидательный характер государственного управления немыслим без оперативной самостоятельности должностных лиц, которая позволяет им выбрать оптимальный правоприменительный акт. Такая возможность появляется лишь при глубоком изучении всех обстоятельств дела. Колоссальный размах общественных

'С.С.Алексеев, цит. раб., стр. 30.

2 «Общая теория советского права», «Юридическая литература», 1966, стр. 269.

45

преобразований в политической и социально-культурной областях, бурный рост социалистического производства, его автоматизация и специализация, расширение и усложнение хозяйственных связей, совершенствование экономических процессов и расчетов, равно как и повышение творческой активности многомиллионных масс трудящихся выдвигают новые проблемы перед государственным управлением. Указанные явления, с одной стороны, упрощают управление, а с другой — значительно его усложняют. Органы управления и их должностные лица в процессе осуществления своих функций используют достижения научно-технического прогресса (счетно-решающие устройства, оргтехнику и иные технические новшества), используют возросшую активность трудящихся (и многочисленных организаций, объединяющих их) в сфере административной деятельности государства.

Вместе с тем эти же обстоятельства создают трудности для управленческой деятельности, поскольку значительно расширяется объем фактических данных, которые необходимо учитывать при выработке оптимального решения, на что прямо указывалось на XXIV съезде КПСС1,

Поэтому в ряде случаев определение фактической ситуации дела, требующего правоприменительной деятельности, не представляет такой легкости и простоты, как это иногда кажется некоторым авторам. В ряде случаев решение принимается (особенно в области планирования, материально-технического снабжения, финансирования) только после глубокого и тщательного изучения различных сведений об обстоятельствах дела.

И, может быть, фактические данные, на основании которых принимается управленческое решение в области планирования, финансирования, материально-технического снабжения, при разрешении многочисленных заявлений граждан (о выдаче разрешений, о назначении пенсий, об отведении земельного участка) и многие иные правоприменительные акты не в полной мере вписываются в существующую конструкцию юридических доказательств, используемых в гражданском и уголовном процессе, но по своей природе и своей служебной роли они

1 См. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 174.

46

являются доказательствами. Поэтому, на наш взгляд, разработка проблем доказательственного права советской правовой наукой должна происходить с учетом существования и специфики доказательств, используемых в административном процессе.

Несомненно, несмотря на всю специфику доказательств, имеющих место при доказывании в административном процессе, они представляют собой разновидность юридических доказательств, ибо их обнаружение, использование и оценка регламентируются законодателем на основании единых общих принципов доказательственного права, определяемых характером социалистического государства. Поэтому доказательства, используемые в административном процессе, имеют правовой характер, что в свою очередь означает:

а) только те фактические данные1 могут рассматриваться в качестве доказательств в административном процессе, которые получены в установленном законом порядке и предусмотренными способами;

б) только те фактические данные могут рассматриваться в качестве доказательств в административном процессе, если законодатель допускает их использование в качестве таковых;

в) только те фактические данные могут рассматриваться в качестве доказательств по конкретному административному делу, которые имеют значение для всестороннего, объективного и правильного рассмотрения этого дела.

Рассмотрим подробнее эти положения.

1. Обнаружение доказательств в информационном аспекте есть выделение из имеющихся сигналов лишь таких, которые содержат доказательственную информа-

1 В законодательстве, на практике и в правовой науке доказательство рассматривается в двух аспектах: как источник сведений (источник доказательств) и как существо самих фактических обстоятельств (см. А. И. Трусов, Основы теории судебных доказательств, Госюр-издат, 1960, стр. 51; УПК УССР (научно-практический комментарий), Киев, 1968, стр. 69; «Советское гражданское процессуальное право», «Юридическая литература», 1965, стр. 143). Представляется, что подобный подход к одному и тому же понятию вполне возможен. Поэтому в дальнейшем термин «доказательство» будет нами использоваться в двух его значениях.


0038262461719371.html
0038363569899658.html
0038572435818917.html
0038702706995049.html
0038820319204572.html