Мохаммеда Закария Гонеймапервая книга - страница 5


Но при всем этом строительство Белой Стены было прервано и площадь огражденного участка расширена еще на сто восемьдесят метров к северу. То что стена оказалась недостроенной, подтверждается следующими фактами: ее верхний, шестой ряд кладки из неотесанных блоков остался необлицованным; вспомогательные стены из обломков известняка не убраны и примыкают прямо к панелям фасада; и, наконец, поверхность стены не отполирована: на ней так и остались многочисленные знаки каменоломни и отметки каменщиков, о которых я говорил выше.

Все это время и я, и мои рабочие продолжали отыскивать следы подземных галерей, какие существуют под северной

частью ограды Джосера. И вот однажды мы обнаружили нечто, возродившее наши надежды. Это была нора, подземный ход, прорытый одним из древних грабителей могил.

Подобные ходы всегда радуют археологов и одновременно приводят их в отчаяние.

Радуют, ибо указывают на то, что несколько тысяч лет назад какая-то предприимчивая бестия знала или подозревала о существовании гробницы, расположенной поблизости. Приводят в отчаяние, потому что если гробница существует, значит она уже разграблена.

В данном случае наша радость не была омрачена. Мы спустились в нору и двинулись по туннелю, проделанному ворами. Он оказался длиной в 18,6 метра. Уходя все глубже в скальный грунт, подземный ход описывал широкий полукруг. Двигаться приходилось очень осторожно, остерегаясь падения камней или даже полного обвала всего туннеля. Но когда мы с Хофни добрались до его конца и увидели, что подземный ход упирается в скалу, у нас вырвался вздох радости и облегчения. В данном случае грабителям не повезло и они отступили, обозленные неудачей. Но, может быть, им посчастливилось добраться до гробницы другим путем?

Ответить на этот вопрос могло только будущее.

Глава пятая. МЫ НАХОДИМ ПИРАМИДУ

С января и до апреля 1952 года мы продолжали откапывать Белую Стену, очищая ее до самого основания по всей длине вплоть до того места, где она была окончательно разрушена и разобрана на камни. Тем временем план участка становился для меня все яснее.

Производя раскопки, я всегда стараюсь поставить себя на место древнего строителя, проникнуть в его мысли и понять, почему данное сооружение имеет именно такую, а не иную форму. Строители древности часто меняли свои планы на ходу, однако путем размышлений, наблюдений и изучения других памятников иногда удается определить, почему и где произошли эти изменения, а затем довольно точно определить, что находится сейчас под слоем песка в данном месте.

Я, например, был теперь почти уверен, что Белая Стена первоначально являлась северной стороной всей ограды, но затем по каким-то еще неизвестным мне причинам архитектор решил раздвинуть участок дальше на север и поднять его на более высокий уровень. Далее, поскольку мы имели дело с оградой, внутри нее должно было существовать центральное здание, расположенное вблизи геометрического центра первоначального огражденного участка. На это возразят, что архитектор мог бросить строительство ограды, когда центральное сооружение, будь то мастаба или пирамида, еще даже не было начато. Однако такое предположение маловероятно. По другим аналогичным сооружениям, состоящим из ряда построек, мы знаем, что все здания воздвигались одновременно. Но в данном случае мы не видели никаких признаков такого центрального сооружения. Здесь не было даже остатков каменной кладки, вроде тех, что привели меня к открытию внешней ограды.

В самом начале апреля я при помощи теодолита произвел съемку всего первоначального огражденного участка, чтобы точно определить его геометрический центр. Когда я объяснил свою мысль Хофни, тот отнесся к ней с неподдельным интересом. До сих пор ему еще не приходилось участвовать в раскопке столь древних пирамид, хотя он и играл значительную роль в открытии знаменитой пирамиды фараона Двенадцатой династии Сенусерта II в эль-Лахуне. Именно Хофни Ибрагим нашел тогда один из наиболее прекрасных предметов, когда-либо обнаруженных в египетских пирамидах.

В 1914 году он работал вместе с сэром Флиндерсом Петри в гробнице принцессы Сатгаториунет, дочери Сенусерта II. Расчищая тайник в углу гробницы, Хофни вдруг увидел редчайший образец царского урея, или священной змеи, сделанной из золота, с головой из лазурита, с глазами из граната и с капюшоном, украшенным орнаментом из лазурита, сердолика и бирюзы. Фараоны носили подобный царственный символ, означающий владычество над Нижним Египтом, в своей короне. Воры, грабившие гробницу, не заметили эту драгоценность, упавшую в грязь, и здесь она пролежала четыре тысячи лет, пока ее не нашел Хофни Ибрагим. Однажды он признался мне, что частенько заходит в Каирский музей специально, чтобы полюбоваться на урей, покоящийся в стеклянной витрине, и вспомнить тот далекий день, когда много лет назад он впервые взял его в руки.

Такого рода воспоминания составляют гордость этих людей и вдохновляют их всякий раз, когда они начинают раскопки на новом месте. Поэтому мои рабочие с понятным волнением приступили к новой фазе поисков. Теперь им предстояло отрыть центральное сооружение, если только оно существует.

В подобного рода работе удача и расчет играют одинаковую роль. На сей раз нам сопутствовала удача. Определив участок, где должно было находиться центральное здание, и уже распорядившись начать рытье пробных колодцев, я все еще не представлял себе, что под ними окажется. Мы могли докопаться и до угла сооружения, и до пустого места рядом с ним. Поэтому легко судить о моей радости, когда 29 января 1952 года ко мне прибежал взволнованный Хофни и сообщил о том, что обнаружена каменная кладка. По счастливой случайности мы сразу же нашли южный угол погребенного под песком сооружения, отправляясь от которого вдоль линий стен, было уже нетрудно определить остальные три угла и общие контуры всего здания.

Оказалось, что оно состоит из нескольких независимых, прилегающих друг к другу стен, наклоненных внутрь примерно под углом в 75ш, причем слои каменной кладки. образовывали с наклонной поверхностью стен прямой угол,

Если читатель внимательно прочел первую главу книги, где я описывал строение ступенчатой пирамиды, он должен знать, что эта деталь является ценнейшим свидетельством для определения времени постройки здания. В немногих сохранившихся до нас образцах ступенчатых пирамид примыкающие стены построены именно таким способом, в то время как в более новых пирамидах, начиная с эпохи Снофру и позднее, слои каменной кладки располагаются горизонтально.

Я немедленно отправился к Лауэру, архитектору Департамента древностей; он много лет работал над ступенчатой пирамидой Джосера и вообще отвечал за реставрацию и сохранность древних архитектурных памятников. Как обычно, Лауэр трудился вблизи своей пирамиды. Вместе со мной.он поспешил к тому месту террасы, где Хофни, Гуссейн и другие рабочие расчищали только что обнаруженные стены. Внимательно осмотрев их, Лауэр сказал:

- Для меня совершенно очевидно - это часть ступенчатой пирамиды.

Но даже тогда многие еще продолжали сомневаться, а рабочий сезон 1952 года, к сожалению, уже заканчивался. Я знал: чтобы окончательно рассеять эти сомнения, понадобится еще немало времени, но в том, что они будут рассеяны, я был теперь уверен.

В мае 1952 года раскопки пришлось приостановить. К работе мы снова приступили только в ноябре 1953 года. Начинался решающий этап, и я чувствовал, что мне необходимо время, чтобы изучить сделанные находки и тщательно обдумать следующий шаг. Необходимо было также добиться дополнительных ассигнований на раскопки.

В ноябре 1953 года я собрал моих рабочих, и снова нагруженные вагонетки побежали по рельсам дековиллевской дороги. Мы начали освобождать погребенные части таинст.венного сооружения.

Прежде всего я решил определить его границы. Мы продлили траншеи и убедились, что стена тянется на запад и на восток. Затем я приказал вырыть траншею дальше к западу на линии стены; по моим расчетам в том месте должен был находиться угол здания. Здесь на южной стороне мы обнаружили слои мягкой глины, оставшиеся после рытья подземных галерей. Эти почти незаметные следы показывали, где заканчивается искусственная засыпка и где начинается отвал щебня, оставшегося после позднейшей разборки -пирамиды на камень. По мере того как мы уходили все дальше вглубь под поверхность пустыни, граница засыпки этого чужеродного материала становилась все отчетливее.

Вскоре после начала работы я отправился к другой траншее у ограды. Здесь меня и нашел Гуссейн Ибрагим. Он бежал, простирая ко мне руки, и радостно кричал:

- Мабрук эльназиа! Мабрук эльназиа!

Это означало: "Поздравляю! Мы нашли угол!"

Вместе с ним я поспешил к траншее и с радостью убедился, что они действительно натолкнулись на угол пирамиды, В том, что это пирамида, я больше не сомневался. Найденное нами здание едва ли могло быть мастабой, вопервых, из-за своих размеров, но главным образом потому, что не существует ни одной мастабы с "примыкающими стенами" и наклоненными внутрь рядами кладки. Все это типично именно для пирамид.

Каждое новое место раскопок имеет свои особенности, и археологу нужно немало времени, чтобы понять их и разгадать, что же происходило здесь в древние времена. Огромные размеры участка, обнесенного оградой, заставили меня сначала искать ключевые, отправные точки всего ансамбля. Идя другим путем, пришлось бы бесцельно затратить слишком много времени и денег, прежде чем удалось понять план участка. Теперь же, например, отыскав один угол, мы могли' без труда найти остальные три. :.

На прилагаемом плане видно, что найденное нами сооружение было ступенчатой пирамидой, однако от нее сохранилась только самая первая, нижняя ступень. Кладка выполнена тщательно, но самые камни относительно невелики _ они такие же, ка'к на пирамиде Джосера:в то время египтяне еще не умели строить из гигантских мегалитических блоков. Все сооружение занимает площадь в 18000 квадратных метров, то есть основание его больше, чем у пирамиды Джосера.

В таком незавершенном виде пирамида достигает максимальной высоты примерно семи метров, однако я думаю, что она была вдвое выше и что позднее ряд -верхних слоев кладки был разобран на камни. Мы нигде не обнаружили даже следов внешней облицовки. Это означает, что строители успели возвести только внутреннюю основу пирамиды и что она так и не была достроена.

Пирамида представляет собой квадратное сооружение из четырнадцати слоев каменной кладки, высота которых понижается от центра к краям. К внутреннему ядру блоки наклонены под углом от 71 до 75ш; нижние плоскости рядов кладки образуют с плоскостью наклонных стен прямой угол. Прилегающие слои кладки остались необработанными. Исходя из того что каждая пара слоев должна была служить основой для новой ступени, как на пирамиде Джосера, можно предположить, что эта пирамида была задумана семиступенчатой, а не шестиступенчатой, как у фараона Джосера.

Если бы эта пирамида была достроена, она достигала бы около семидесяти метров высоты, то есть была бы на девять метров выше усыпальницы Джосера. Она воздвигалась прямо на скальном основании из местного неровного серого известняка.

Блоки обтесаны грубо и скреплены составом из мягкой глины (тафл), добываемой при рытье подземных галерей, смешанной с известняковой крошкой. Камни, как правило, уложены в перемежающемся порядке "торцов и лотков", как при обычной кладке из кирпича-сырца. Самые ряды кладки идут ровно и параллельно; подстилающие горизонтальные слои раствора гораздо толще, чем связывающие вертикальные. Среди камней кладки были обнаружены куски межевой стелы с именем фараона Джосера - еще одно подтверждение, что вновь найденная пирамида строилась позже, чем пирамида Джосера.

Этот вид сооружений весьма характерен для того типа, который мы называем ступенчатыми пирамидами. И ступенчатая пирамида Джосера, и многослойная пирамида в Завиет-эль-Эриане имеют сходное строение (двенадцать слоев с наклоном в 74ш в первом случае [J. P. L а и е r. La pyramids a degres; L'Architecture, tome I, Le Caire, 1936, p. 217.] и четырнадцать слоев с наклоном в 68ш во втором [D A. Reisner. Bulletin of the Museum of Fine Arts, Boston, dec. 1911, p. 56.]).

Медумская пирамида имеет такую же конструкцию первой и второй ступени надстройки (соответственно семь и восемь слоев кладки с наклоном в 74ш) [W. M. F.

Petriе. Meidum, London, 1892, p. 6.]. Первоначальная мастаба Джосера в Саккара, которая стала основой для последующей надстройки, была выстроена независимыми рядами горизонтальной кладки [J. P. L auer. Назв. соч., p. 216.]. Однако когда был принят план постройки ступенчатой пирамиды, в обеих пирамидах - четырехи шестиступенчатой - начали использовать наклонную кладку [J. P. L auer. Назв. соч., p. 17-19.] Нет ни одной известной нам мастабы с подобной кладкой. По-видимому, такой способ был новшеством, введенным знаменитым зодчим Джосера Имхотепом для придания прочности задуманной им небывалой пирамиде [J. P. L aue r. Etudes complementaires sur les monuments du rol Zoser & Saqqarah (I er Fasicule)'. Le Caire, 1948; Supplements aux Annalles du Service de Antiquites de l'Egypte, Cahier 9.]. И в данном случае мы столкнулись с огромным центральным сооружением из независимых слоев кладки, ряды которой наклонены внутрь, с сооружением квадратной формы, окруженным могучей оградой, облицованной высококачественным известняком. Что же это за сооружение? В ответе на этот вопрос вряд ли приходится сомневаться.

Из-за того что скальное основание имело наклон, пришлось в некоторых местах его поднимать, чтобы выровнять платформу под пирамидой. В результате пирамида оказалась на разных уровнях с неоконченной северной Белой Стеной. Эта разница уровня составляет для северного угла пирамиды 467,5, а для южного-152,5 сантиметра.

Многие могут подумать, что поскольку пирамида в более поздние времена использовалась в качестве каменоломни, о ее существовании было известно всем до сравнительно недавнего времени. К счастью, я нашел подтверждение того, что по крайней мере три тысячи лет, а может быть и больше, никто не нарушал покой этого памятника. Таким подтверждением служит целый ряд более поздних погребений, обнаруженных моими рабочими во время раскопок. Поскольку самое раннее из них относится к периоду Девятнадцатой династии (1349-1197 годы до нашей эры) и поскольку некоторые из них лежали нетронутыми непосредственно н а д засыпанной пирамидой, совершенно очевидно, что ни один человек с глубокой древности не видел отрытых нами стен.

Некоторые погребения располагались над пирамидой, дру- гие - в ее ограде.

Тот факт, что на одном участке было сосредоточено столько захоронений, говорит о том, что это место считалось священным даже две с половиной тысячи лет спустя после постройки пирамиды.

Мы обнаружили такое количество погребений (и почти наверняка найдем еще больше), что сейчас можно дать лишь самое краткое их описание. Когда я смогу найти время для подробного изучения этих находок, я надеюсь опубликовать более полный отчет о них в новой книге.

Пожалуй, самым интересным погребением была могила знатной женщины по имени Канефернефер, что означает "Дважды Прекрасное Ка". Тело ее было не набальзамировано, а просто завернуто в циновку из пальмовых листьев. Голову и плечи закрывала реалистическая раскрашенная и позолоченная маска из покрытого гипсом холста и картона.' На ней было также ожерелье из стеклянных бус, имитирующих полудрагоценные камни, амулеты из зеленого полевого шпата и стекла; при ней находились и статуэтки - алебастровые, деревянные и стеатитовые - из мыльного камня, или, иначе, жировика.

Мы нашли также тело неизвестного мужчины с полным набором ювелирных украшений - вплоть до золотых и сердоликовых колец. На некоторых кольцах начертано имя фараона Рамсеса II. Оба эти погребения относятся к первой половине правления фараонов Девятнадцатой династии. Похороненные здесь люди, по-видимому, принадлежали к ливийскому племени, избравшему это место под свое кладбище. Здесь были погребения без бальзамирования, а зачастую и без всяких уборов или украшений. В циновках из пальмовых стеблей, тростника, камыша или папируса, перевязанных веревками, остались одни лишь кости. Рядом с некоторыми телами лежали глиняные сосуды. Подобные "циновочные захоронения" Борхардт уже находил в Абусире, а Жак де Морган - в Дашуре, однако не в таком большом количестве, как здесь. Пока мы вели раскопки Белой Стены и пирамиды, не проходило дня, чтобы мы не встречали такие погребения. Борхардт полагает, что так хоронили только ливийцев, а не египтян. Сведения о них содержатся также в отчетах Квибелла о раскопках в Саккара в 1907- 1908 годах.

До сих пор мы имели дело только с верхней частью пирамиды. Я знал, что под нею должны находиться подземные ходы и комнаты, и впоследствии мне удалось исследовать некоторые из них. Но об этом далее. Пока что необходимо было узнать как можно больше о самой пирамиде и, в частности, попытаться выяснить, каким образом воздвигали это могучее сооружение. Достроенные до конца пирамиды Хуфу или Менкаура мало что могут нам рассказать о своей внутренней конструкции и о методах их постройки. Зато 'такая незавершенная пирамида, как наша, могла быть на этот счет гораздо красноречивей.

Но прежде чем рассказывать о том, как мы нашли и как исследовали подземные ходы, я хсгчу посвятить одну главу краткому обзору того, что известно о строительстве пирамид в эпоху Третьей династии, завершив ее новыми данными, которые мне дало открытие этой неизвестной пирамиды.

Глава шестая. СТРОИТЕЛЬСТВО ПИРАМИД

Я хочу напомнить читателю о том, что фараоны, впервые объединившие под своей властью весь Египет, были выходцами с юга, то есть из Верхнего Египта, и что первоначально их столицей был город Тис, древнеегипетский Тине, откуда и происходит термин "тинитские фараоны". Затем к концу Второй династии (приблизительно в XXVIII веке до нашей эры) они основали в Мемфисе новую столицу, откуда правили всей страной. Гробницы, построенные ими в Верхнем Египте, были совершенно отличны от тех, что мы видим в Саккара. Здесь же самым прекрасным образцом царских усыпальниц является ступенчатая пирамида Джосера.

Профессор Джорж Эндрю Рейзнер в своей монументальной монографии "Эволюция египетских гробниц до Хеопса" [D. A. R eisne г. The development of the Egyptian Tomb down to the Accession of Cheops, Cambridge, Mass, 1936, p. 153-154.] пишет следующее:

"К тому времени в Верхнем Египте - речь идет о конце эпохи Второй династии - надземные сооружения гробниц фараонов и частных лиц представляли собой постройки из кирпича-сырца, возводимые как открытые шахты, а затем перекрываемые деревянными кровлями или коробовыми сводами из того же необожженного кирпича.

В Мемфисе во времена Второй династии наибольшее развитие получил определенный вид усыпальниц с уходящей вглубь лестницей и высеченными в скальном грунте подземными покоями, В больших гробницах это был целый сложный комплекс, а в маленьких-всего одна комната. В период Третьей династии столица была окончательно перенесена в Мемфис и по всему Египту распространился мемфисский тип погребений".

Такая перемена была обусловлена развитием в Мемфисе искусства обработки камня.

Как говорит Рейзнер:

"Египетские мастера достигли столь высокого совершенства в обработке камня, что. уже могли высекать блоки известняка любого размера и вырубать по приказу фараона огромные шахты, траншеи или лестничные спуски в скальном грунте. Однако камень в значительных количествах все еще шел только на постройку зданий для фараонов, и даже здесь каменные блоки были весьма невелики по сравнению хотя бы с теми, что использовались для строительства во времена Четвертой династии в Гизе.

Самым ранним примером каменного зодчества с облицовкой служит гробница Джосера с окружающими ее зданиями и оградой. С точки зрения кладки и архитектурных деталей этот комплекс является как бы переходным этапом от древнейшей архитектуры из кирпича-сырца времен Второй династии к пусть сравнительно небольшим, но уже каменным блокам из белого известняка".

В четвертой главе я уже вкратце описал, как добывали и обтесывали каменные блоки. Однако в зависимости от типа строительства методы добычи и обработки камня менялись. В частности, способы, применявшиеся древними египтянами при постройке пирамид, до сих пор не выяснены до конца.

Прежде всего не следует забывать, что пирамида была религиозным сооружением.

Поэтому закладка пирамиды сопровождалась сложным ритуалом и различными церемониями. Нам они известны только в общих чертах благодаря изображениям в храме Солнца фараона Пятой династии Ниусерра, По-видимому, в них участвовал сам фараон, а также жрецы и жрицы, облаченные в одеяния богов и богинь.

Церемонии состояли из следующих основных обрядов: вбивание кольев и растяжка веревок; разбивка плана на поверхности площадки; смачивание песка; изготовление кирпичей; укладка кирпичей.

Особенно интересны последние две церемонии: очевидно, они были пережитком тех времен, когда гробницы строились из кирпича-сырца и каменная кладка была еще неизвестна..

Во время церемонии закладки под фундамент зарывали образцы строительных материалов, предназначенных для данного сооружения. Мы называем такие тайники "жертвами закладки". Большая часть найденных погребений такого рода относится к эпохе Среднего Царства, но почти несомненно, что подобная церемония существовала и в более древние времена.

В жертвах закладки иногда встречаются пластинки из кирпича, камня, металла или дерева обычно с именем фараона. Под пирамидой Аменемхета 1 были обнаружены подобные жертвы. Среди них оказались череп быка, разбитые глиняные сосуды и шесть глиняных кирпичей, на каждом из которых имелась надпись с именем фараона и названием его пирамиды. Этот многовековой ритуал сохранился, кстати, и до наших дней. Чем в сущности отличается от древних захоронений современный обычай торжественно замуровывать ходкие газеты и монеты в фундаменты местных ратуш?

0029352065644972.html
0029582005721143.html
0029695941072294.html
0029762782670092.html
0029875423920327.html