Первый канал, новости, 18. 09. 2008, Панкратова Юлия, 15: 00 11 - страница 12

^ ПРИНУЖДЕНИЕ К ПРИЗНАНИЮ?. Комсомольская правда, Аркадий МЕЛЬНИКОВ, 19.09.2008, №139, Стр. 10
По мнению ученых-правоведов, половина уголовных дел в нашей стране - это набор макулатуры

"От тюрьмы и от сумы не зарекайся"

Недавно на расширенном заседании коллегии Генпрокуратуры ее руководитель Юрий Чайка сделал признание: "В последний период в системе уголовного судопроизводства наметился крен в сторону репрессивной практики. Тысячи людей ежегодно привлекаются к ответственности незаконно. Людям фактически незаконно предъявляют обвинение, нередко заключают под стражу".

По словам Генпрокурора, только в прошлом году по реабилитирующим обстоятельствам от уголовной ответственности были освобождены более пяти тысяч человек, при этом более тысячи из них уже содержались под стражей.

За 1000 человек, реабилитированных и освобожденных от стражи, конечно, можно порадоваться. Но вот другие цифры. По состоянию на 1 декабря 2007 года (более свежих данных нет. - Ред.) в учреждениях Уголовно-исправительной системы (УИС) содержались 888, 2 тыс. человек, в том числе в 766 исправительных колониях - 719, 6 тыс. , в 216 следственных изоляторах, 7 тюрьмах и 160 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов, - 157, 7 тыс. человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних - 10, 7 тыс. человек. В учреждениях содержатся 64, 1 тыс. осужденных женщин.

Штатная численность персонала УИС составляет 355, 3 тыс. человек.

Итого: едва ли каждый сотый житель страны так или иначе завязан в системе принуждения и несвободы. Почти миллион россиян (по некоторым оценкам, каждый четвертый взрослый мужчина) содержатся в условиях, в которых никто из нормальных граждан оказаться не хочет. Население крупного областного центра - за решеткой.

В 2006 году ситуация в российской пенитенциарной системе настолько обострилась, что в различных тюрьмах и колониях начались бунты. Мотивами к неповиновению стало не только жестокое обращение с заключенными, но и невыносимые условия существования, в том числе переполненность тюрем.

"Переполненность" - и есть выражение той самой репрессивной системы отечественного судопроизводства, о которой говорил Генпрокурор.

Секрет Полишинеля

Необоснованное помещение в СИЗО на период досудебного следствия и судебного разбирательства (причем период этот может бесконечно продлеваться - по прихоти следствия), жестокие приговоры за незначительные нарушения закона (удовлетворяется свыше 90% ходатайств следователей о заключении под стражу), многочисленные процессуальные нарушения в судебных процессах, чрезвычайная редкость оправдательных приговоров при весьма низком качестве следствия, размыто прописанные законы, оставляющие простор для прокурорского и судебного произвола, - вот неполный портрет отечественной Фемиды.

На уже упомянутом заседании коллегии Генпрокуратуры его участники отмечали, что зачастую к нарушениям прав граждан приводят не только ошибки дознавателей и следователей, но и "случаи целенаправленно проводимой некачественной работы". За этой лукавой формулировкой "случаи целенаправленно проводимой некачественной работы" на самом деле спрятано признание: дознаватели и следователи сознательно, всеми правдами и неправдами готовят неправедные приговоры, чтобы засадить подозреваемого в тюрьму. Секрет Полишинеля: как правило, у такого приговора - корыстный интерес, явный или неявный. Иначе говоря, многие приговоры заказываются и проплачиваются. Все об этом знают, но словить за руку удается редко.

Генпрокурор Юрий Чайка дал поручение рассмотреть возможность предъявления исков к дознавателям, следователям и прокурорам, виновным в незаконном привлечении граждан к уголовной ответственности.

В Санкт-Петербурге недавно был осужден на три года лишения свободы условно следователь одного из УВД города, сфальсифицировавший доказательства по уголовному делу. Он подделал результаты допроса подозреваемой и на основании подделанного протокола получил разрешение суда на проведение обыска в кабинете адвоката - изъял документы, касающиеся одной фирмы, системный блок компьютера и информацию о клиентах адвоката, относящиеся к охраняемой законом адвокатской тайне. Полномочий за незаконный арест и приговор была лишена судья Преображенского райсуда Москвы Анжелика Матюшенко, которая вынесла необоснованный приговор пожилой женщине, находящейся в больнице. Но случаи эти скорее исключение из правил, нежели правило.

Куда значительнее и системнее безнаказанные нарушения со стороны следователей, прокуроров и судей.

Человеку, угодившему в сети уголовного правосудия, выбраться из них практически невозможно. Недавно депутат Госдумы Екатерина Лахова направила запрос на имя руководителя Следственного комитета РФ А. Бастрыкина с просьбой разобраться по фактам грубейших нарушений со стороны следователя по особо важным делам Следственного комитета при прокуратуре РФ Приморского края О. Кравченко. Подобных обращений по подобным фактам и с подобными просьбами депутаты направляют множество. Эта бумажная переписка иногда помогает чьей-то судьбе, но поломать репрессивную систему не способна.

В прошлом году Следственное управление Приморского края возбудило уголовное дело по факту незаконной приватизации некоторых объектов. Как написали "Новые Известия", одним из фигурантов дела стал вице-губернатор и глава территориального управления "Росимущества" Игорь Мещеряков. 4 декабря прошлого года его вызвали на допрос в качестве свидетеля в прокуратуру Приморского края, но домой он больше не вернулся - из свидетеля превратился в обвиняемого и с тех пор находится в СИЗО.

Уже на одном из первых допросов, пишет газета, следователь Ольга Кравченко, дала понять обвиняемому, что если он не хочет провести ближайшие 20 лет в тюрьме, то должен помогать следствию. Мещерякова поместили в камеру площадью 30 кв. м, где постоянно содержались 28 - 30 человек. В итоге выход на допрос к следователю для Мещерякова становился чуть не праздником. Но здесь не выспавшегося и измученного его ждали новые испытания. Следователь угрожала арестовать его жену, отобрать жилье у его семьи и у его родителей, самого его грозили перевести в камеру с еще худшими условиями содержания. Даже надежды на суд ему не оставили, так как пригрозили, что, если суд его и выпустит через полтора года, Мещерякова тут же могут арестовать по другому обвинению.

С июня с Мещеряковым, как утверждают СМИ, никакие следственные действия не проводятся, зато срок содержания под стражей продлен до 4 декабря.

Задача - загнать в угол

Любой квалифицированный юрист задастся вопросом: если уж следователь считает, что собраны все доказательства вины, почему нужно продлевать содержание под стражей на полгода, а не передавать дело на рассмотрение в суд. Зачем обрекать осужденного на страдания? Чтобы подавить волю и выбить дополнительные признания?

Эти вопросы, повторяю, задаст любой квалифицированный юрист. И выскажет справедливое подозрение: нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса допускается следователем сознательно. Причем если можно так откровенно шантажировать высокопоставленного чиновника, то можно представить, как обычный следователь (то есть не по особо важным делам) будет вести следствие по делу рядового гражданина?

Причем, как выясняется, случай с экс-вице-мэром для следственной практики Приморья - типичный. В той же газете рассказано о мытарствах бывшего сотрудника правоохранительных органов Владивостока Евгения Чеканникова. Два допроса в качестве свидетеля закончились для него тоже посадкой в общую камеру к уголовникам, несколько дней его не кормили и не давали спать. В ходе допросов следователь (та самая О. Кравченко) угрожала продержать в СИЗО больше года. Понимая, что на его содержании находятся двое детей, неработающая жена и мать-пенсионерка, он вынужден был оговорить других людей, чтобы ему хотя бы изменили меру пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде.

***

^ ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Известный правозащитник, председатель правления Фонда "Социальное партнерство" Валерий БОРЩЕВ:

- Наша судебная и следственная система своими действиями загоняет людей в угол, доводит их до отчаяния, потому что ничего нельзя сделать даже в случаях явных беззаконий. Раньше, например, члены Верховного суда (включая заместителей председателя суда) принимали посетителей. Иногда дело отправляли на пересмотр. Нынешнее законодательство не предусматривает такой возможности, личный прием граждан Верховным судом упразднен. Почему это сделали, зачем? Непонятно. Решили облегчить жизнь судьям и... усилили напряженность в местах лишения свободы.

Директор Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий АБРАМКИН:

- Наши суды придерживаются принципа: нельзя оправдать обвиняемого, пока не будут испробованы все возможные способы для вынесения ему обвинительного приговора. Назначаются дополнительные экспертизы, отыскиваются новые свидетели, та же прокуратура возвращает дела, по которым выносятся оправдательные приговоры, на доследование. Все это время обвиняемый ожидает своей участи в СИЗО. И это называется гуманизация судебной системы? Изменить ситуацию в правоохранительных и судебных органах без радикальных, системных преобразований невозможно.

Профессор МГУ, доктор юридических наук Елена ЛУКЬЯНОВА:

- Почему присяжные оправдывают людей? Не потому, что они добрые. А потому, что они докапываются до сути и видят, что нет доказательств. Половина уголовных дел в нашей стране - это набор макулатуры.

Фото Влапимиоа ВЕЛЕНГУРИНА.

Фото:

- Несмотря на то, что тюрьмы переполнены, двери камер по-прежнему "гостеприимно" открыты для всех..


0002522710561863.html
0002620807970103.html
0002727257808767.html
0002803376486232.html
0002846982076655.html